О философии жизни
----------------------------------------------------------------------

  К Мастеру и Маргарите

Вспоминается из песни восьмидесятых: <Мастер и Маргарита, тайна в легенде той>. В школьной методичке можно прочитать: <магический реализм>.  Вообще это потрясающе, что читает в мыслях Булгакова новое поколение. Не стану обсуждать мистические страхи у артистов и преподавателей литературы, или то, что основное впечатление, которым посчитали важным поделиться мои старшеклассники это о том, как Бегемот пирожки воровал. Вообще, это произведение, имеет серьезную предысторию в общечеловеческой мысли и, не знаю, осознано или нет, но, строится в продолжение. Стоит вспомнить <Фауста> Гете и книгу Иова. (Некоторые важные мысли, послужившие мотивами к рассуждению и используемые здесь, взяты из работ Кураева, за что я ему благодарен).Начинается  она с противопоставления:

1.9 И отвечал сатана Господу, и сказал: разве даром богобоязнен Иов? (Боязнь потерять Бога)

1.10 Не Ты ли кругом оградил его, и дом его, и все, что у него? Дело рук его
Ты благословил, и стада его распространяются по земле.

1.11 Но простри руку Твою, и коснись всего, что у него, - благословит ли он Тебя?

1.12 И сказал Господь сатане: вот, все, что у него в руке твоей. И отошел
сатана от лица Господня.

И дальше начинается борьба Бога за Иова и Иова за Бога. Иов проходит одни
из самых страшных испытаний, которые может прожить человек. Но одного
Господь не допускает  Иову:

2.4 И отвечал сатана Господу, и сказал: кожа за кожу а за жизнь свою отдаст человек все, что есть у него;
2.5 Но простри руку Твою, и коснись кости его и плоти его, - благословит ли Он Тебя?

2.6 И сказал господь сатане: вот, он в руке твоей, только душу его сбереги.

Иов страдает не потому что Богу интересно  выдержит Иов или нет. Не потому что автор  предполагает что-либо неизвестным для Всемогущего? Уж исходя из дальнейшего содержания явно наоборот.  Но Бог вступается за достоинство Иова и допускает действие сатаны используя его в Своем промысле для того, чтобы дать возможность Иову вырасти. И он благословляется.
Последующая европейская философская мысль часто отталкивалась от момента свободы человеческой души. Но, что для нас, для современного общества это особо актуально, в христианской мысли ставились также вопросы: а что когда нет? - Гете начинает своего <Фауста> с того самого испытания, которое Бог не допускает для Иова.
(На просьбу Мефистофеля о полномочьях)

Они тебе даны. Ты можеш гнать, 

Пока он жив, его по всем уступам.

Кто ищет - вынужден блуждать.

Он отдан под твою опеку!

И, если можеш, низведи

В такую бездну человека,

Чтоб он тащился позади>.


Если не знать этого пролога, то <Фауст> становится не понятным, особенно в
его концовке.

Фауст, которого Мефистофель приводит к соблазнению Маргариты и лишению жизни
>ее родителей, а за тем к совершению, похоже, всех выполнимых низостей,
(смотрите вторую часть), спасается. Прилетает воинство ангелов и забирает его. А дело в том, что душа Фауста в руках Мефистофеля, он не свободен и потому безответственен. Но он все же стремится к познанию, его путь и берет начало с поиска. Пусть даже Екклесиастовского поиска. И Гете полагает, что Фауст должен найти, должен быть спасен.

  Но Булгаков ставит читателя перед новым, рождающимся советским миром. И вопрос его пострашнее: а что когда человек и не хочет искать, когда от Бога он отворачивается? В мире <Мастера и Маргариты> нет Бога. Человек остается с самим собой. И в этот самый его мир приходит сатана. Вообще это странное явление, но в практике народного мировосприятия с таким верованием даже часто приходится сталкиваться. Особенно в языческих традициях. Да и в нашей обыденной жизни.

В мире соблазнов много, люди не верят в Бога, но кто из них не верит в черта.

Каждой беды виновник он обо всех нас помнит и это каждый знает твердо.

Ну разве не рад бы каждый, душу продать однажды, за то что так для счастья нужно.

Ты бы, дерзать не смея, сделал себя мудрее, когда б ты продал черту душу>
 

Никольский

Булгаков, сообщал в письме Сталину: <пишу роман о сатане> (он не мог, конечно, написать о Боге), естественно полагая, что именно такой сюжет может в этом обществе быть принятым. А он свою работу, считал крайне важной. Болея и умирая, пытался успеть доработать и молил, чтоб напечатали «Чтоб знали, чтоб знали». История его и проста и скрытна: (прошу прощения у читателя, я человек глупый и гордый, постараюсь поменьше умничать), в Москву тридцатых приходит сатана и приносит новое гуманистическое евангелие. Но, как понимали люди знакомые еще с богословием, сатана сам творить ничего не может - он не обладает даром творчества. А поэтому вынужден использовать для его написания Мастера. <Все люди хорошие> - провозглашает Иешуа, правда обстоятельства делают их плохими.: Для людей, на веку которых еще стояли не разрушенные храмы, подделка очевидна. Для Христа <всяк человек есть ложь>, все люди злы. Истина Христа в его любви к людям, вопреки человеческой поврежденности.
Любите врагов ваших!> - это вызов миру. А Воланд в уста Иешуа вкладывает юношескую адаптационную философию - все люди добрые и по этому их нужно любить. Но достаточно открыть любую страничку истории и взглянуть на идеал гуманизма - вот оно <мерило всех вещей>. И человек понимает противопоставленный Иешуа пилатовский реализм. А дальше вывод прост. Иешуа добрый и славный малый и его даже жаль, он стремился к доброй цели, но действительность другая и:. Вот это и есть основы советской идеологии - новое сатанинское евангелие. Вообще, довольно замечательна юморная сценка, когда Воланд провозглашает что рукописи не горят, (красивая цитата, наш разум вообще на красоту податлив), и достает ее у вставшего Бегемота, с кресла - из-под котячьего хвоста. Но интересно: в постсоветскую эпоху, (это потрясающе), произведение Мастера читают, как мудрую мысль Булгакова:.

Сам  Воланд, в продолжение Мефистофелевского
       « Я  часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо.»  заставляет буквально влюбиться в него.
Сверхъестественные знания, <знание людей>, <справедливость>, <остроумие>,
<мессианство>, замечательная комедийная, юморная, фэнтэзийная свита. И не сразу заметно, да и не оставляет желания  замечать что нет на самом деле в его обличениях людей и шутках настоящей любви а есть призрение, и что
оспаривает он, с их помощью, им же подложенную гуманистическую мысль. Что мессианство Христа, в Его исцелении поврежденной человеческой природы, сводиться к роли <доброго> философа-неудачника.Что любовь Христа связана, не
с наивностью и не с воландовской мирской <справедливостью>, а с переживанием
за человека, состраданием ему в его поврежденности. С человеческим внутренним очищением. С чертой вступающей в приоритетную значимость даже по отношению к, в высшем смысле слова, справедливости, когда рождается в том человеческая нужда: <Кто из вас без греха пусть первым бросит в нее камень>, <пойдите, научитесь что значит, милости хочу, а не жертвы> и <милость превозносится над судом>.

   Мастер оказывается полной игрушкой в руках Воланда. Из его мира изгнан Христос, и он легко отдает в Воландовские руки распоряжаться человеческими судьбами, и решать что будет хорошо для них, а что нет.

  Булгаков не решает вопрос о спасении или гибели Мастера, а скорее откладывает его, полагая персонажам вечность в продолжение земной жизни. Мы будем с теми, кого мы любим - захватывающая мысль. Жалко, что Пилат был способен любить лишь свою собаку. И собаку тоже жалко.
Не раз я слышал от христиан отзывы симпатии и даже, о любви к этому произведению (у Кураева).
Булгаков, как настоящий талант, вживается в свои персонажи и часто заставляет влюбиться в них читателя. И дальше ему приходилось жить с ними, общаться:. И для меня вопрос: только ли в этом земном существовании? Наверное, это вопрос для всех создателей об ответственности за свое творение.


wanderer@svitonline.com

Коробий Евгений